mxm_bel wrote in discourse_ru

Categories:

Освобождение от школ

«Всеобщее образование посредством школьного обучения — недостижимая цель. И тут не помогут ни альтернативные образовательные учреждения, построенные по типу существующих школ, ни изменения отношения учителей к учащимся, ни стремительный рост числа компьютеров и обучающих программ (как в классах, так и дома), ни, наконец, попытки охватить педагогическим влиянием всю жизнь учащихся. Нынешние поиски все новых и новых каналов для обучения надо решительно перенаправить в сторону институциональных альтернатив, т. е. создания образовательных сетей, значительно расширяющих возможности человека в наполнении всякого момента его жизни учением, взаимодействием с другими людьми и вниманием к ним»

Прочитал я таки книгу Ивана Иллича «Освобождение от  школ» 

И то, что только сейчас начинаю понимать, Иллич, христианин и анархист, сумел разглядеть в 1970г. Почти все, оформленные им идеи, которые тогда были пионерскими, остаются таковыми и сейчас

Христианин и анархист - это, наверное, редкое сочетание. Во всяком случае, христианство, до знакомства с Илличем, у  меня было накрепко привязано к иерархичности и, каноничности, что ли. Уж, во всяком случае, христианин мне виделся скорее традиционалистом, опирающимся на культуру и воспроизводство, чем активным, деятельным, и даже  радикальным визионером. А тут — бывший (и высокообразованный) католический священник, назначивший главными  врагами человека (человечества) социальные институты. Интересно и удивительно.

Т.е., то, что Иллич гуманист — это как раз понятно и вполне в духе христианства. А необычна та левая, по сути, анархическая критика социальных институтов, которую он проводит: институты консервируют неравенство и, шире, консервируют несправедливый уклад жизни. Причем, по Илличу, не только в кап странах, но и в СССР.  

Но в чем альтернатива?  

Иллич считает, что в формировании новых ценностей, противостоящих ценностям потребления.

А как?  

Понятный (привычный) способ — вмешательство в «естественную» жизнь институтов. Их ведь обычно долго и нудно «исправляют» (хотя чаще всего — просто раздувают). А иногда и «разрушают до основания, а затем...»

Видимо, можно говорить о закономерностях (скорее всего, это только для меня — новость - много раз читал, но понимал таки поверхностно): изменение основных ценностей социума сопровождается перестройкой институтов (механизма воспроизводства. А какой еще механизм, кроме институтов, тут можно помыслить? Наверное, можно говорить о традициях, об укладе. Но понятие института, вроде бы, гораздо практичней)

И, вроде бы, социум с ценностями, воспроизводимыми, как бы, более разнообразным образом (там, где институты позволяют «уживаться» разным ценностям), по итогу, выигрывает конкуренцию (в любом смысле) у социума, в котором разнообразие ценностей сильно ограничено. Причем, не важно, какую природу носят эти ограничения: религиозную, морально-нравственную или потребительскую и экономическую (индивидуалистическую). Понимаю, что тезис спорный.  

Собственно, смысл такой победы именно в том, что побежденный социум капитулирует (принимает) ценности победившего. И не важно, кто кого захватил территориально или там еще как-то, например, в конкуренции за ресурсы. Т.е., видимо, все остальное вторично, по сравнению (по отношению) с этим ценностным (но все же как-то соорганизованным) разнообразием.

И то, что для Иллича зло (институты, воспроизводящие неравенство) — оно обязательным образом всегда прорастало в форме «новых» институтов. Ну, или все убивают друг друга до тех пор, пока не прорастет.  

Но в чем тогда рациональное зерно? Какой теоретический ответ не сформулировал Иллич? Какие формы могла бы принять заданная им фокусировка? И что есть в истории, за что можно зацепиться, не опираясь на институты?

Видимо, можно сказать так: если ценности воспроизводятся институционально, например, по аналогии со схемой ВДиТК — то это, после Иллича (Пятигорского, С.В. Попова, и даже позднего ГП. Щедровицкого, ...), - стареющая парадигма.  

Альтернатива в том, что ценности могут быть «промыслены» образованным человеком.

А в чем же тогда альтернатива институтам? Видимо, в том, что часть их можно превратить в инфраструктуры.

Во всяком случае, как я прочитал Иллича, условия, повышающие вероятность такой парадигматической революции могут и должны быть созданы.

Цитаты из разных мест его относительно небольшой книги:

Богатый и бедный одинаково зависят от школ и больниц, которые руководят их жизнью, формируют их мировоззрение и вместо них решают, что законно, а что нет. И те и другие считают самолечение безответственным, самообразование ненадежным, а общественные объединения, не оплачиваемые властями, формой агрессии или подрывной деятельности. Те и другие равно приучены полагаться на официальное обслуживание, и независимая деятельность для них подозрительна

..

Общество осуществляет институализацию ценностей, сверяясь с производством товаров и услуг и спросом на них. Образование включает потребность в продукте в стоимость самого продукта. Школа — рекламное агентство, заставляющее вас поверить, что вы нуждаетесь именно в том обществе, которое существует.

…..

Удастся ли миру снова обрести равновесие в глобальном масштабе, зависит от деинституализации ценностей

Самое удивительное то, что при отсутствии однозначно читаемой теоретической формулировки, у Иллича есть ответ практический. Он таки выписал рецепт «понижения» значимости социльных институтов! Мало того, его рецепт 50-летней давности нынче превращается в естественный процесс, связанный с глобализацией мира, развитием технологий и, в частности, интернета (который, опять таки, как институт мыслить не получается). Хотя сам Иллич довольно часто по тексту приравнивает инфраструктуры к институтам (их никак не различает). Однако, интернет (инфраструктура и технология — вынесенная во вне и многократно усиленная способность человека к коммуникации) вполне себе способна заместить (принципиально изменить) многие институты. Вот что пишет Иллич во времена, когда интернет только зарождался:

Планирование новых образовательных институтов должно начинаться не с изучения административных целей директора или президента, не с анализа целей научения, как их формулируют профессиональные педагоги, и не с вопроса об учебных целях некоего гипотетического класса людей. Оно должно начинаться не с вопроса «Что должно быть выучено?», а с вопроса «Какие вещи и какие люди должны окружать ученика, для того чтобы происходило учение?»

Нужно понять, что новые образовательные структуры устраиваются так, чтобы облегчить доступ к этим ресурсам тех, кто их сознательно ищет для своего образования.

Дальше цитирую как Иллич понимал институциональную реформу образования в 1970г. Предвидел он почти все, что сейчас происходит (разумеется, то, что происходит в мире видно только тем, кто сам пытается это увидеть, а, например, не смотрит в телевизор):

Образовательные ресурсы обычно классифицируют соответственно целям учебного плана педагогов. Я предлагаю сделать наоборот: наметить четыре разных подхода, дающие ученикам доступ к образовательным ресурсам, которые помогут им определить свои собственные цели и в дальнейшем достичь их:  

1. Служба рекомендации образовательных объектов, которая облегчает доступ к предметам или процессам, используемым для формального учения....

2. Служба обмена навыками, которая позволяет людям перечислить имеющиеся у них навыки, условия, на которых они согласны служить моделью для тех, кто хочет этим навыкам научиться, и адрес, по которому их можно найти.  

3. Служба подбора партнеров — коммуникационная сеть, которая позволяет людям описать учебную деятельность, в которой они хотят участвовать, и найти партнера для совместного исследования.  

4. Служба рекомендации Старших Преподавателей, которые могут быть перечислены в справочнике, дающем адреса и резюме профессионалов с высшим образованием, профессионалов без высшего образования и «свободных художников» вместе с условиями доступа к их услугам. Такие педагоги, как мы увидим, могут быть выбраны в результате опроса или по рекомендации их прежних клиентов.  

Предусмотрел Иллич и экономический механизм, обеспечивающий реформы образования. И, вроде бы, этот механизм работоспособен как на переходном этапе, так и в условиях воспроизводства нового института(?) образования.  

Сначала он на примерах убедительно показывает, что сколько бабок в существующие институты образования не вливай, они не делают бедных богатыми, а, главное, не делают необразованных образованными. Примеров у Иллича много. Он вообще, судя по всему, был человеком мобильным, очень деятельным и многое повидавшим. Примеры убедительны. Но цитировать их не буду — занимают много места. Вывод Иллича:

Вместо того чтобы считать равное для всех школьное обучение временно недостижимым, следует признать, что оно в принципе экономически абсурдно и что попытки его осуществления ведут к интеллектуальному бессилию и социальной поляризации, разрушают доверие к политической системе, поддерживающей эту идею

….

На самом же деле равенство образовательных возможностей цель и желательная, и достижимая, однако отождествлять ее с обязательным школьным обучением то же самое, что путать спасение с церковью.

И как он мыслит экономический механизм нового образовательного института(?):

Логичным путем сокращения расходов и, как надеются некоторые, роста их эффективности могла бы стать система грантов на образование вроде предложенной Милтоном Фридманом и его коллегами. Тогда деньги поступали бы прямо к бенефициару, позволяя ему покупать свою долю выбранного им обучения

Что-то типа «личного гранта» каждому ребенку, который семья вправе потратить только на его образование:

Я представляю себе этот кредит в виде образовательного паспорта или образовательной кредитной карточки, выдаваемых каждому гражданину при рождении. Чтобы поддержать бедняков, которые, возможно, не сумеют использовать свои ежегодные гранты в юные годы, можно предусмотреть накопление процентов по этим грантам для тех, кто захочет в более зрелом возрасте воспользоваться своими накопленными «правами». Такое кредитование позволило бы большинству людей приобретать необходимые им навыки, когда они пожелают, и делать это лучше, быстрее, дешевле и не с такими нежелательными побочными эффектами, как в школе

И, напоследок, без комментариев:

Школа учит нас, что только обучение порождает учение. И тогда само существование школ порождает спрос на обучение. А как только мы научаемся нуждаться в школе, мы и во всем остальном становимся своего рода клиентами по отношению к тем или иным специализированным учреждениям. Отказав в социальном признании и уважении человеку, приобретшему образование самостоятельно, общество ставит под подозрение любую непрофессиональную деятельность

На самом же деле учение это такая человеческая деятельность, которая в наименьшей степени нуждается в руководстве со стороны других людей. Истинное образование по большей части не является результатом обучения. Оно возникает в результате свободного участия в осмысленной деятельности. Большинство людей лучше всего учится именно так, а школа заставляет их поверить, что их личный познавательный рост обеспечивается тщательным планированием и руководством.  

Однажды позволив ограничить свою любознательность обучением по расписанию и учебному плану, молодые люди готовы подчиниться любому внешнему планированию. Обучение душит их порывы. Их уже нельзя предать можно только обсчитать, ведь их учили ожидать, а не надеяться. Их больше не поражают поступки других людей ни добрые, ни злые, ведь их научили, чего можно ждать от всякого другого человека, которого учили так же, как их

Вышколенные до нужного состояния люди уже не способны заметитьнеизмеримое. Все, что не может быть измерено, для них второстепенно иопасно. Их не лишить творчества они на него не способны. Рабы  

обучения, они разучились делать что-нибудь свое и быть самими собой иценят только то, что сделано или могло быть сделано.

..

На самом же деле, чем больше школа пытается манипулировать учением, тем сильнее нормальный ученик сопротивляется обучению. Причина этого сопротивления вовсе не авторитарный стиль государственной школы и не атмосфера вседозволенности в некоторых свободных школах, а фундаментальное представление, общее для всех школ: не ученику решать, чему и когда он должен учиться, это дело других людей

С Новым Годом! Этот год был интересным, и, в каком-то смысле, предреволюционным. Последующие годы обещают быть еще более удивительными

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.