kostiamark wrote in discourse_ru

Categories:

Философское искусствоведение 9: Куприн, Бунин и Чехов в школьном курсе1

          ( После поста о лингвистике и М. Фуко  –  это , думаю,  самое оно будет:  то ли «Рождение клиники», то ли «Надзирать и наказывать» на материале народного образования). Начну с новостной ленты годичной или чуть более давности. Помнится, «Комсомольская правда» тогда опубликовала такую довольно скандально прозвучавшую новость:

«В Русской православной церкви высказались за изменение школьной программы по литературе.

Протоиерей Артемий Владимиров, выступая на заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, заявил, что в изучаемых в школе рассказах "О любви" Антона Чехова, "Куст сирени" Александра Куприна и "Кавказ" Ивана Бунина "воспевается свободная любовь".

"Эти яркие художественные образы - это мина замедленного действия для наших детей. Наша комиссия должна обратиться с предложениями в департамент образования", - полагает он.

Ранее стало известно, что в России создано Общество русской словесности, которое возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, передает Интерфакс.

- Мы должны улучшить ситуацию в нашей школе, в том числе в сфере преподавания русского языка и литературы, сделать рекомендации профессионально, обоснованно, убедительно, в хорошем смысле деидеологизированно", - отметил тогда предстоятель РПЦ» 

          Я не буду разбирать и мусолить то, что и так всем понятно: что такое светское образование и какое отношение может иметь к нему какая угодно церковь, в чём специфика художественной литературы и почему  игнорирование её может привести к запрету и других произведений русской или зарубежной классической литературы, где «воспевается свободная любовь», например, «Анны Карениной», «Мастера и Маргариты», «Мадам Бовари», «Тихого Дона» (Григорий и Аксинья) , «Евгения Онегина» (вспомните, ведь Онегин добивался замужней, какой стыд! чему школьники могут научиться?), «Героя нашего времени» (мало того что адюльтер, так ещё и умыкание девиц,  Николай так и сказал: безнравственная книга о безнравственном герое), «Грозы» Островского (тут, помимо свободной любви,  ещё и прославление  суицида), «Старухи Изергиль» (тут понятно) да и самой «На дне» Горького (законные супруги там только мучат другу друга,  а остальные пробавляются сексом как и положено в ночлежке) и  пр. – я даже закрою глаза на то, что упомянутые священники банальнейшим образом передёрнули, показав элементарное незнание осуждаемых произведений, хотя это вообще-то школьная классика небольшого объёма , которую и прочитать-то – полчаса от силы (правильно, по принципу : не читал, но осуждаю) , потому что «Куст сирени» Куприна – как раз таки не о «свободной любви», так как герои его – это  муж и жена, самые что ни на есть законные, а  «О любви» Чехова – это рассказ о непроизошедшей супружеской измене, потому что герои так и не решились на неё, сохранив христианский брак , поэтому с этой точки зрения уж лучше бы в список включили «Даму с собачкой»: там , действительно, адюльтер, а  «О любви» – хоть в детском саду читайте.  В принципе , тут всё понятно, и это неинтересно, это всё публицистика. Нас же интересует она, родимая, философия, которая начинается, как сказал «один старый пахан», с удивления. А удивления достоин уже  тот факт, что священники кое в чём правы. Например, в том, что все три произведения – не по Сеньке шапка будет: они явно не для подростков 13-14 лет, как почему-то решили составители программы, поместив их один за другим (внимание!), не в 11 класс и даже не в 10 класс ( я, к примеру,  в советской школе в 10 классе так и не понял чеховский «Человек в футляре», хотя в тот же год прочитал всего Достоевского, начиная с «Белых ночей» и заканчивая « Братьями Карамазовыми»), а в нынешний 8 класс! Причём они так и идут  в учебнике «Литературы»  друг за другом. Какая логика у осудивших этот список,  мне понятно, но я никак не пойму логику, наоборот,   включивших их в программу! Чему они учат детей, что  их нужно обязательно изучать и обязательно в 8 классе? Вероятнее всего, что авторы программы решили, что это-де произведения, прославляющие любовь. Тоже знатоки литературы ! Может, давайте тогда вообще их в «Букварь» первого класса вставим, любви ведь учат? А  в книгу для чтения класса эдак четвёртого поместим цензурированные фрагменты из «Лолиты», а что, тоже любовь?  Мало того, эти произведение отнюдь не равнозначны, как кажется авторам учебника, и содержание их  прямо как по линейке выстраивается в такую иерархию: от откровенно вредного и ханжески аморального Куприна  – через  этически неопределённого   и эстетствующего Бунина – к совершенно парадоксальному и потому непонятного для ищущего определённости  подросткового  сознания Чехову.  Сейчас я  это докажу. 

           Итак, «Куст сирени» А.И Куприна  Как ни странно, повторяю, внешне «ничего такого» – но тем не менее это самое отвратительное в списке произведение( Куприна на дух не переношу , но это дело вкуса, девочки же обычно плачут над откровенно фальшивым и мелодраматичным «Гранатовым браслетом» – это ладно, жанр такой,  так , помню, в начале девяностых вся страна плакала над богатыми, которые тоже плачут). Но здесь содержание – откровенно подленькое, чего не видят ни священники из Патриаршей комиссии, решившие, что тут про адюльтер, ни составители программы, решившие, что тут про супружескую любовь и верность. Дело здесь в ином. Судите сами. Сюжет новеллы прост: некий молодой офицер учится в академии генерального штаба, куда поступил только на третий год с большим трудом («Начать с того, что самое поступление в академию казалось сначала невозможным. Два года подряд Алмазов торжественно проваливался и только на третий упорным трудом одолел все препятствия. Не будь жены, он, может быть, не найдя в себе достаточно энергии, махнул бы на все рукою. Но Верочка не давала ему падать духом и постоянно поддерживала в нем бодрость.») , во время сдачи экзаменов провалил практическую работу – инструментальную съемку местности, то есть план : «Ты ведь знаешь, я вчера до трех часов не ложился, нужно было окончить. План прекрасно вычерчен и иллюминован. Это все говорят. Ну, засиделся я вчера, устал, руки начали дрожать — и посадил пятно... Да еще густое такое пятно... жирное. Стал подчищать и еще больше размазал. Думал я, думал, что теперь из него сделать, да и решил кучу деревьев на том месте изобразить... Очень удачно вышло, и разобрать нельзя, что пятно было. Приношу нынче профессору. «Так, так, н-да. А откуда у вас здесь, поручик, кусты взялись?» Мне бы нужно было так и рассказать, как все было. Ну, может быть, засмеялся бы только... Впрочем, нет, не рассмеется, — аккуратный такой немец, педант. Я и говорю ему: «Здесь действительно кусты растут». А он говорит: «Нет, я эту местность знаю, как свои пять пальцев, и здесь кустов быть не может». Слово за слово, у нас с ним завязался крупный разговор. А тут еще много наших офицеров было. «Если вы так утверждаете, говорит, что на этой седловине есть кусты, то извольте завтра же ехать туда со мной верхом... Я вам докажу, что вы или небрежно работали, или счертили прямо с трехверстной карты...» «Гениальное решение» нашла , конечно же , Верочка: надо поехать туда этой ночью и посадить куст сирени. Сказано – сделано: нашли садовника, а за срочность и за неурочное время пришлось заплатить, у молодой семьи денег нет (все надежды на академию!) потому Верочка самоотверженно заложила даже свои украшения (читатели, видимо, должны здесь особенно умилиться) ,  а деньги, как известно, творят чудеса. Финал рассказа: Алмазов на следующий день возвращается счастливый, даже , говорит, неловко как-то: профессор работу зачёл и при всех извинился и сказал: как это я так ошибся, стар, видимо, стал. Счастливые поцелуи – и сирень: «Я хотела сказать, что сирень теперь будет навсегда моим любимым цветком...» Неужели нужно быть Иммануилом Кантом, чтобы увидеть мерзость этого произведения? Самое главное – это то, что здесь прославляется бессовестная  изворотливость и даже какая-то не мужская, а ,прошу прощения у женщин, бабья ложь,  на которую идёт бесхребетный муж-подкаблучник! Твою мать, ты же офицер, как тебе не стыдно! Да наберись ты мужества да признайся старику, честному профессору: так, мол, и так, ошибся, соврал! Какое там мужество!? Какой там стыд! И ради чего он лжёт? Ради себя любимого, ради карьеры! Не стыдно и самому автору: он не понимает, как и его герои, что лгать , да ещё так бессовестно: когда честный человек извиняется перед тобою, лгуном, и руку жмёт — плохо! Дело в том, что Куприн – сам мещанин до мозга костей, и воплощал в своих произведениях этот предательски мелкий мещанский менталитет, будучи апологетом беспринципности и приспособленчества: а что делать, ну, пришлось обмануть, это не мы такие, это жизнь такая! Куприн умиляется тому, что Верочка заложила свои украшения. А чему тут умиляться: баба ведь всё на карту поставила!  Муж – тряпка, бездарь, два года проваливал экзамены, лгун и трус, ну и что с того, что потом такая мразь будет сидеть в генеральном штабе и солдатиков на смерть посылать, что из этого от мечтаний стать генеральшей отказываться, что ли? Ну уж нет, пусть лучше старый болван в дураках останется! Зато – семья! Все буржуи, воры, казнокрады, мошенники, великие или мелкие пакостники, жалкие карьеристы, лгуны, занимающие чужое место бездари и выскочки этим и оправдываются: я это всё делаю для семьи. Нет, друзья, это вы делаете не для семьи, а для самих себя: семья – это форма оправдания вашего эгоизма! Поэтому прав был Платон, который вообще был врагом семейного уклада. Не потому что он-де был гомосексуалист, а потому что был философ. А ребятам из церкви, защищающим и прославляющим  «семейные ценности» , я бы лучше напомнил слова Кое-кого о том, что, с нравственной точки зрения, «враги человеку – близкие его», как для Алмазова – его Верочка.


         PS Поскольку формат усваиваемости постинга  превышен,  про Бунина и Чехова – 

                                продолжение следует


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.